June 19th, 2009

Эля

Любовь Соколова

Эту фотографию я сделал в 1994 году. В центре - народный артист Иван Рыжов, главный дед советского кино. А по бокам - мои дорогие "подружки", у которых я столовался в те годы довольно часто: Муся Виноградова и Люба Соколова. Мария Сергеевна и Любовь Сергеевна.
В тот день мы собрались у Соколовой, чтобы я записал их воспоминания о Шукшине. Шутили, смеялись, пили чай. Статья, правда, вышла спустя 10 лет, когда уже никого из них не было... "Вечерняя Москва" почему-то не заинтересовалась историей создания "Калины красной", а "Газета" с удовольствием напечатала (вторая часть - здесь).


У Любови Сергеевны всегда кто-то находился. По-моему, она боялась одиночества. Поэтому всегда подолгу говорила по телефону даже с незнакомыми людьми. Зрители каким-то образом узнавали ее телефон и звонили, а она говорила с ними, как с родными. И на улице всегда останавливалась поболтать. Видел это лично, поскольку несколько раз провожал ее домой с каких-то мероприятий: машин ей не давали, все разбегались, но иногда находились провожатые вроде меня. Почему-то именно ее оставлять в одиночестве не хотелось. В один из таких вечеров она прочитала романс, посвященный ее второму мужу Данелии.
Полюбила его навсегда,
Навсегда я его полюбила.
И добра я была, и верна,
Это было давно, это было…
"Ты знаешь, меня после этого отпустило... Я даже позвонила Гие и спела. Мы посмеялись, поплакали, и я простила его навсегда…" - сказала она.

Ее жизнь - цепь испытаний. Из родного Иванова Люба уехала в Питер, поступать в Литературный институт. Там же Сергей Герасимов набирал студентов для киношколы. Соколова была невероятно красивой и очень живой, на нее нельзя было не обратить внимания! Ее приняли. Но тут же - блокада... Все мальчишки-однокурсники ушли на фронт и погибли. Ее муж Георгий Араповский по здоровью на фронт не попал, но умер от голода. Свекровь умерла. Любу очень слабую переправили на большую землю по дороге жизни, отвезли домой в Иваново. Два месяца она сидела недвижимая у окна - была дистрофия. Как только пришла в себя - понеслась в Алма-Ату, куда эвакуировали ВГИК. Так Любовь Соколова пришла в профессию.

Видите эту фотографию? К сожалению, такой на экране мы Любу Соколову не видели. После войны молодежь почти не снимали. Она пришла в кино в 50-е, когда ей уже было за тридцать. Кстати, Люба была очень смешливой и озорной - что не вяжется с ее героинями. Она обожала матерные частушки, и сама хохотала громче всех. Даже на сцене ее легко можно было расколоть.
Немало способствовал ее известности и Георгий Данелия. Он был моложе Соколовой, но страстно в нее влюбленный. Оба работали на износ. Сын Коля видел родителей дома не часто. Он оказался славным юношей, талантливым, писал стихи, учился на режиссера. Но... наркотики. Колю нашли мертвым дома с телефонной трубкой в руке, смерть эту так и не расследовали. Георгий Николаевич уже не жил с ними...

Актриса Сёмина однажды сказала (на просьбу сняться в фильме о Соколовой), что Люба Соколова не была такой уж доброй, что она была озлобленной на весь мир из-за смерти сына. Что никого она не любила, а только играла роль святоши. Честно говоря, меня это покоробило. Любовь Сергеевна, действительно, была удивительной женщиной.
Когда у меня родилась дочь, они с Мусей заставили меня срочно приехать и устроили пир на весь мир. А потом завалили меня подарками - пеленками, игрушками, сухими кашами. Никогда она не отпускала от себя без обеда, а готовила прекрасно, по-русски сытно и вкусно! Помню, из-за подслеповатости она не видела плесени на хлебе, а заставляла доедать до крошки. Я незаметно отщипывал корочку с этой жуткой волоснёй и прятал в карман (почему-то сказать ей о плесени не решался). Мне сложно назвать кого-то еще из актрис, кого можно было бы сравнить с Соколовой. И по душевным качествам и по образам на экране.
Таких больше нет.