Скромный Человек (kapkoff) wrote,
Скромный Человек
kapkoff

Валентина Георгиевна

В ЖЖ появилось замечательное, нужное сообщество "Чтобы помнили". Я вступил в него, по-моему, в первой пятерке. Только через пару дней понял, что не знаю - что туда писать. Те же заметки, очерки, что я делал 15 лет? Не хочу. Просто копировать чужие статьи? Глупо. Пиарить свой собственный сайт? Неприлично. Хочется делиться личными впечатлениями о любимых актерах, вспоминать свои встречи, говорить о том, как их не хватает мне...
Но кому это нужно?
В общем, я начну, а уважаемый andrey_g посмотрит...
3 февраля - 100 лет со дня рождения Валентины Георгиевны Токарской.
Удивительной, неповторимой, горячо любимой...
28,76 КБ

Валентина Токарская
(1906-1996)
В двух словах не расскажешь, что это была за женщина. Не объяснишь, что она значит для меня, как я благодарен ей за участие в моей жизни.
Мы познакомились, когда Валентине Георгиевне было 85. Она уже не была звездой. Её носили на руках в 30-е годы, ей писали стихи, песни, пьесы. Вся богемная Москва (естественно, мужская половина) мечтала, чтобы Валечка хотя бы посмотрела в их сторону.
Она ещё не была звездой. Газеты, журналы и телевидение откроют её, когда актрисе будет 87...
В.Г. не была "бытовой старушкой", хотя давно забыла о главных ролях и высоких гонорарах. Она оставалась Женщиной - ироничной, кокетливой, в меру капризной, всегда собранной, острой на язык. Всю жизнь она читала детективы, поэтому мозг её работал потрясающе, реакция на всё была стремительной. Она любила красивые вещи, и могла поехать на рынок в Коньково, чтобы купить их как можно больше. Когда появились деньги (президентская пенсия, коммерческие спектакли, надбавка за неожиданно свалившееся звание Народной артистки РФ), она стала заглядывать в роскошные магазины на Тверской, вызывая недоумение избалованных продавщиц.
В свои преклонные годы В.Г. не утратила следов былой красоты.
29,33 КБ
На этом фото ей 26 лет. Токарская - героиня спектакля Мюзик-холла "Под куполом цирка". Та самая Алина, которую в комедии "Цирк" под именем Марион Диксон сыграет Любовь Орлова. Её муж Александров посмотрит это представление раз 10, чтобы ничего не повторить в фильме. Орлова же, наоборот, постарается скопировать какие-то актерские приемчики Токарской. Она ей восхищалась, подражала. Но звездой была именно Орлова. И другой звезды в СССР не было. Не должно было быть. Тем более - такого же амплуа, жанра, шарма. Поэтому Валентина Токарская оставалась вне экрана. Исключение - комедия Протазанова "Марионетки", где Токарская блестнула в роли певички Ми. Этого хватило, чтобы актриса объездила с концертами всю страну и стала самой богатой женщиной столицы (за исключением Орловой, естественно).
А потом Мюзик-холл закрыли, Токарская перешла в Театр сатиры, уехала с бригадой на фронт, попала в плен, в 45-м вернулась и попала в ГУЛАГ, в 53-м вернулась и больше никогда не играла главных ролей. Пишу об этом не подробно, потому что писал 100 раз, в том числе и в сегодняшней статье в газете "Утро".
В.Г. была трагически одинока. Первые два замужества были ранними, несерьезными и кратковременными. На фронте она сблизилась с коллегой по сцене - Холодовым. Дважды спасла ему жизнь. Когда они вернулись домой, он ушёл к себе - в семью. Токарская не сказала ему ни слова. Когда же они вновь оказались вместе в ссылке, она вновь спасла его - помогла снять с этапа и устроить в самодеятельность. Но больше - ничего личного...
В Воркуте влюбилась в Каплера, он в неё. Буквально вытащила его из петли, поставила на ноги своей неземной любовью. Потрясенный Каплер впервые в жизни заговорил о любви (я читал его письма, это что-то невероятное!) Они поженились. Но в Москве и он её предал - увлекся поэтессой Друниной.
Больше В.Г. на мужчин не смотрела.
А родни у неё не было никакой. Она всё завещала единственному преданному человеку (с мюзик-холльной юности) - домработнице Раисе. Но Раиса умерла раньше. И опять - никого...
Но это я отвлекся. Вот кадр из второй звездной роли Токарской в кино - шпионка Карасева ("Дело №306")
35,37 КБ
Помните?
- Пирамидон в порошках есть? Тогда дайте в таблетках. Две пачки. И одеколон "Лесная вода"...
Валентина Георгиевна, несмотря на потерю всего, несмотря на собачью, в общем-то, жизнь - никогда ни о ком не говорила плохо. Не сплетничала, не злословила. Если я начинал при ней кого-то ругать, она либо осуждающе молчала, либо вежливо одергивала.
Она любила приглашать в театр, особенно на премьеры, которые ждала почти 10 лет. Две последние роли Токарской - признанные шедевры. Актриса не боялась себя уродовать до неузнаваемости, и это было безумно смешно. Сцена с врачом в "Как пришить старушку" шла не безудержном хохоте публики. Я, полунищий студент, приносил ей недорогие хризантемы, и она искренне радовалась: "Ой, что это за цветы? Они стоят у меня по две недели!!!"
А беды продолжали сыпаться на нее. Правда, теперь уже вперемешку с удачами. Хотя бы. Телефон отказывался принимать звонки. Соединял на 5 секунд и отключался. За эти 5 секунд (со второй-третьей попытки) старой актрисе надо было понять, кто ей звонит, а потом перезвонить самой - тогда можно было разговаривать.
- Кто это?
- Валентина Георгиевна, здравствуйте! Это Сережа.
- Кто, не слышу?!
(гудки) Перезваниваю.
- Алло! Говорите быстрее, кто это?
- Это Сережа!
- А-а-а! Сережа, я не могу найти ваш телефон! Продиктуйте снова!
- Пишите! 498-...
(гудки) Перезваниваю.
- Алло! Я пишу!
- Диктую...
В такие минуты было страшно неловко. Учитыая, что так ей приходилось общаться со всеми.
А потом в её древнем доме в Малом Гнездниковском начали менять батареи, в квартирах. Опять нервы...
В театре директор Мамед относился к ней очень хорошо. На руках носил, машину подавал, с юбилеем помог. Как потом выяснилось - из-за квартиры. Сейчас он живет в этом самом доме после роскошного ремонта. Но В.Г. это мало интересовало. Как выяснилось тоже потом - похороны актрисы прошли целиком на ее деньги. Она всё оставила театру...
А мне досталось несколько книг. Которые я храню с особой нежностью.
Я боялся известия о её уходе. Понимал, что возраст. Переживал, когда она не подходила к телефону. И ждал этого с ужасом.
Когда хожу в Госкино мимо её дома, заглядываю в её подъезд. Грустно...
Вспоминаю Валентину Георгиевну в роскошном белом платье от Зайцева на её 90-летнем юбилее в Доме актера. Пела, танцевала и рассказывала весь вечер. Зал неистовствовал. На банкете их диалог с Ширвиндтом:
- Ну что, сыкуха?
- Отойди! Ты испортил мне всё торжество!
- Девочка моя, не обижайся... Так надо было!
- Не прощу! Уйди!
- А хороша! Хороша! В таком платье-то нашару!..
Валентина Георгиевна похоронена на Донском. Точнее - ее прах. Он покоится в одной нише с домработницей Раисой...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments